Без местного самоуправления красивые города у нас не появятся

В стране фактически разрушено муниципальное самоуправление, благодаря которому и развиваются большие и малые города

О том, что мешает превратить убогие российские города в удобные, красивые и уютные пишет на сайте «План Перемен» урбанист Петр Иванов:

«В жизни Польши очень важный праздник — дата принятия Закона о местном самоуправлении. Поляки гордятся этим законом и искренне любят свои муниципалитеты. Они полагают, что именно муниципальное самоуправление стало важнейшим элементом перехода от советского общества к современному и важнейшим инструментом выстраивания нового общества и новых демократических принципов в их стране.

Сказать, что для россиян 131-й Федеральный закон представляет собой культурную ценность, к сожалению, нельзя. А если говорить о москвичах, то многие из них вряд ли отличают орган исполнительной власти, Управу, от органа местного самоуправления — муниципалитета. Многие ошибочно полагают, что Москва — центр передовых урбанистических практик. Это не так. У местного самоуправления в Москве меньше прав, чем в других городах, налицо деградация градорегулирования и земельного права. За передовыми практиками нужно ехать в Хабаровск или Пермь. Без институциональной основы в виде сильных муниципалитетов, действующих Генерального плана и Правил землепользования и застройки, а также сплошного межевания, наделяющего жителей города земельными ресурсами,вся урбанистика самых длинных в мире лавочек и самых широких в мире тротуаров продолжает традиции советской вертикали власти.

К сожалению, московский опыт привлекателен для региональных властей, и последние годы мы наблюдали, как по всей стране идет печальный процесс разрушения местного самоуправления. Все больше полномочий передавалось с уровня муниципалитетов на уровень субъектов федерации, города и села укрупнялись до городских и сельских округов, и в целом возможности реализации прав, закрепленных 131 ФЗ, снижались. Скажем, Евгений Ройзман, мэр Екатеринбурга, фактически не имеет никаких полномочий. А московские муниципалитеты лишены права градостроительной инициативы, а значит, не могут привлекать инвестиции в район и полноценно работать с его социально-экономическим развитием. Почему этот процесс опасен в логике будущего нашей страны?

Начнем с того, что это нарушает важнейший политэкономический принцип городского развития: проблемы должны решаться на минимально достаточном для этого уровне. Проблему выбитой лампочки в подъезде должен решать совет дома или ТСЖ, проблему благоустройства двора — ТОС, проблему организации общественного пространства или строительства супермаркета — муниципалитет. Вопросы застройки на землях муниципалитетов ни в коем случае не должны решаться на уровне региона.

У нас же выстроена система сверху вниз, в рамках которой в случае поломки лифта естественно написать письмо лично Владимиру Путину. Эта конструкция порочна по целому ряду причин. Во-первых, разрушается культура гражданского участия, подразумевающая активное вовлечение жителей в дискуссию об организации публичного пространства. Фактически люди исключаются из процесса и не определяют облик и функционал среды обитания. Те, кто бывал на публичных слушаниях, прекрасно знают, что у российских граждан крайне низкая культура ведения дискуссий такого рода: мы кричим, перебиваем друг друга, не слушаем собеседников. Чиновники и депутаты, продавившие отмену публичных слушаний, видимо, тоже руководствовались этими наблюдениями. Но вывод из них сделали ложный. Согласно их представлениям, проблема в людях, хотя на самом деле проблема в недостатке практики публичной дискуссии. Мы еще не привыкли обсуждать, искать компромиссы, приходить к консенсусу. Развитие муниципального самоуправления — это в первую очередь развитие культуры дискуссии, культуры диалога, культуры участия. Умение видеть позиции, а не политические ярлыки. Во-вторых, развал местного самоуправления чреват тем, что негативные последствия от принятых решений вряд ли затронут чиновников, которые их принимают.

Губернатор Подмосковья не будет дышать отравленным мусоросжигательными заводами воздухом, он не живет в непосредственной близости от них. Губернатору Приморского края плевать на последствия саммита АТЭС — мероприятие прошло успешно, однако с точки зрения пространства городу Владивостоку теперь некуда развиваться. Он находится в блокаде, сконструированной землями федерального подчинения и землями Министерства обороны, а на его бюджет лег тяжкий груз обслуживания совершенно не нужной ему инфраструктуры саммита. Например, в Дальневосточном федеральном университете образовательный процесс приходится вести вахтовым методом как для студентов, так и для преподавателей, которые каждый день едут за тридевять земель.

На региональном уровне невозможно почувствовать и понять потребности города. Безумный проект московской реновации — яркий пример того, к чему приводит мышление с высоты региона. Во всем цивилизованном мире подобные проекты реализуются исключительно на локальном уровне, при сотрудничестве жителей каждого отдельного дома с микродевелоперскими компаниями и банками. У нас же идут на прямое нарушение конституционного права собственности, позволяя простым большинством голосов жителей дома лишать человека недвижимого имущества, и на популистские ухищрения с прямым искажением в СМИ содержания и условий программы реновации.

В-третьих, разрушение муниципального управления ведет к деградации территориальной идентичности. К сожалению, большинство городов России крайне трудно друг от друга отличить. Это связано с тем, что у них было мало времени подумать о себе как о самостоятельном феномене, почувствовать и реализовать свою идентичность через дизайн, благоустройство, строительные регламенты фасадов и колористические паспорта улиц. Дополнительно надо сказать спасибо 44-му Федеральному закону, который существенно затрудняет покупку муниципалитетами качественных малых архитектурных форм. В каком бы спальном районе какого бы города вы ни оказались, вы увидите одинаковые ярко раскрашенные детские площадки, произведенные одной фирмой, бездарные как с точки зрения дизайна, так и с точки зрения детского развития. Они были закуплены и установлены из соображений самой низкой закупочной цены, а вовсе не потому, что они обладают эстетической или игровой ценностью.

 

Сильный муниципалитет серьезно бы думал о своем визуальном образе, о своей туристической и жилищной привлекательности, о качестве городской среды, а не об объеме освоенных средств. Структура распределения налоговых средств также выступает существенным фактором деградации муниципалитетов. Фактически муниципалитеты полностью дестимулированы к развитию, поскольку львиная доля налогов уходит в федеральный центр и бюджет муниципалитета зависит не от того, как эффективно он развивается и привлекает инвестиции, а от отношений главы муниципалитета с главой региона и главы региона с администрацией президента. То есть вопрос бюджета на текущий момент — это не экономический, а политический фактор.

Если на выборах мэра побеждает независимый кандидат, бюджет и возможности города поддерживать свою инфраструктуру и развиваться автоматически сокращаются.

Таким образом, можно заключить, что развитие муниципалитетов в России будущего потребует следующих ключевых реформ:

  • реформа местного самоуправления, наделяющая муниципалитеты частью полномочий, которые сейчас есть у властей регионального уровня;
  • реформа налогообложения, оставляющая муниципалитетам деньги, которые они зарабатывают;
  • градостроительная реформа, возвращающая институт публичных слушаний с существенными поправками в области статуса и процесса процедуры;
  • реформа законодательства в сфере госзакупок, позволяющая муниципалитетам закупать необходимое оборудование и МАФы для создания комфортной и привлекательной городской среды;
  • санация, а лучше полное обновление Земельного и Градостроительного кодексов и расширение законодательных инструментов регулирования и стимулирования развития городов...»
Рейтинг: 
0
Оценок пока нет