Почему европейский оазис не вырос в Ленобласти

Попытка строить «как в Европе» увязла в российских реалиях. Вместо ремонта дольщики занимаются изучением ориентировки следствия на главного инвестора проекта.

Светлана Холявчук/Интерпресс

Дольщики областного ЖК «Ванино» в тревоге, руководство нового застройщика не знает, что и думать, адвокаты основателей проекта строят умозаключения о том, что нужно следствию, – после того, как 19 сентября в Сети появилась ориентировка (есть в распоряжении «Фонтанки»). В документе объявлено, что следствие разыскивает трех основателей проекта, эстонских граждан, в рамках расследования дела о мошенничестве в сфере долевого строительства.

В ориентировке, которая была опубликована в сообществах дольщиков ЖК «Ванино», вывешены фото и сообщены приметы всех троих: Игоря Израэляна — главного инвестора проекта, его партнера Дениса Вястрика и Игоря Клещенка  – бывшего гендиректора экс-застройщика жилого комплекса, ООО «Тареал». Отметим, что ни во всероссийский, ни в международный розыск они не объявлены и в соответствующих базах МВД не числятся. Более того, как стало известно «Фонтанке», всем троим до сих пор не присвоен процессуальный статус. 

На данный момент процесс расследования находится на стадии «разыскных мероприятий по установлению местонахождения» троих названных иностранцев. Ориентировка, которая обсуждалась дольщиками, действительно была разослана, сообщили нашему изданию в правоохранительных органах. При этом по крайней мере один из разыскиваемых заявляет через своего адвоката, что не скрывается и периодически приезжает в Россию, — это входящий в первую пятерку Forbes по Эстонии бизнесмен Игорь Израэлян.

Как все начиналось

Проект, напомним, когда-то позиционировался как «инъекция» европейских стандартов качества жизни в российскую среду. Эксперты пророчили появление близ Петергофа, в экологически чистом районе у деревни Узигонты Ломоносовского района области, «оазиса» жилья нового типа. Крупный иностранный инвестор – прибалтийский холдинг Technomar&Adrem (через «дочку» TASMO ARIGRUPI AS) – летом 2011 года объявил об его старте под началом дочерней фирмы «Тареал», которая принадлежит уже упомянутому собственнику холдинга Игорю Израэляну и его партнеру Денису Вястрику. 62,5 гектара недалеко от красот Петродворца должны были превратиться в красивый малоэтажный район.

Авторами архитектурной концепции выступили Сергей Бобылев и прибалтийские архитекторы. Здесь должны были построить 150 тысяч кв. м жилья и 20 тысяч метров социальной инфраструктуры. Был анонсирован и новый для России тип многоквартирного жилья — сити-вилла в три-четыре этажа, на несколько десятков квартир (от 21 до 48), причем в разных исполнениях — круглые и квадратные. Всего их должно было появиться 99, а также еще 142 отдельных коттеджа. Объем инвестиций в проект тогда оценивался в 120 млн евро. Цены на всю эту роскошь были невелики: двухкомнатная квартира в 50 метров стоила около 2,5 млн рублей, а коттедж минимальной площади — 8,4 млн. Продажи на проекте начались осенью 2011 года. Его разбили на четыре очереди и собирались строить по 50 тысяч кв. м в год. Но в судьбу «кусочка Европы» вмешались российские реалии.

Европейская лодка разбилась о быт

Первые пятнадцать сити-вилл на 180 квартир в срок (в 2013 году) сдать не успели: монополисты и местные муниципалы, по словам строителей, затягивали документацию по сетям — водопроводу и канализации. Застройщик обращался с жалобой в прокуратуру, но безрезультатно. В конце концов дома сдали с задержкой на 2 года. Из-за этой задержки передвинулись на год и сроки сдачи второй очереди — еще 128 квартир в сити-виллах, которые к тому моменту были уже распроданы. Третья очередь вообще остановилась на этапе устройства фундаментов. 

Срыв сроков как снежный ком повлек за собой проблемы с другой стороны: многие дольщики были недовольны, а застройщик, пытаясь сохранить компанию и довести проект, предлагал им допсоглашения – взамен на отсутствие претензий по срокам покупателям обещали ряд приятных дополнений к отделке. Дольщики разделились: кто-то согласился на условия застройщика и въехал в готовые дома, кто-то решил по суду получить неустойки за срыв сроков (а суммы набежали немалые), а кто-то и вовсе решил потребовать деньги обратно и отказаться от покупки. В результате летом 2015 года все работы на проекте встали: вторая и третья очереди, 12 домов на 180 квартир, превратились в недострои. 

Застройщик искал выход из положения, и к зиме, кажется, нашел: руководство «Тареала» сообщило, что дополнительные средства на достройку второй и третьей очереди найдены. Но работы начать ему не дали: в начале 2016 года счета фирмы арестовали. В суд отправились иски о банкротстве компании, к которым присоединились и те покупатели, которые хотели вернуть деньги, расторгнув договоры. 

Достроить любой ценой

2016 год ознаменовался громкими акциями, попавшими в СМИ: митинг дольщиков с угрозами перекрыть КАД, пикеты у эстонского консульства и т. д. Денис Вястрик и Игорь Клещенок уехали из страны, а адвокаты Игоря Израэляна пытались разобраться в долгах. 30 июня 2016 года на сайте проекта появилось сообщение о том, что ООО «Викинг-Строй», которое на тот момент было генподрядчиком стройки, уволило всех своих сотрудников и фактически съехало с объекта. Инвестору пришлось нанимать охрану, чтобы охранять недострой. Август прошлого года подарил надежду: Израэлян обещал выделить на проект еще три миллиона евро. 

Тем временем уже в декабре было возбуждено уголовное дело о мошенничестве, а в начале 2017 года суд наложил судебный запрет на привлечение средств граждан в этот проект. Власти Ленобласти тем временем искали другого инвестора, который мог бы зайти в проект (прежний инвестор не возражал против этого). Но в мае нынешнего года вице-губернатор Ленобласти Москвин заявил порталу 47news, что достройкой домов займётся прежний инвестор, при помощи нового юридического лица — ООО «ЖК «Ванино» во главе с гендиректором Петром Верницким. 15 мая 2017 года было подписано соглашение между инвестором, дольщиками, властями и Ленобласти, и Ломоносовского района.

Однако почти одновременно с этим суд Ломоносовского района области по иску одного из собственников квартиры в первой очереди проекта арестовал всю незастроенную территорию проекта, а затем обратил взыскание путем продажи с публичных торгов. Землю приставы оценили в 43 млн рублей, хотя игроки рынка называли тогда другие цифры — до миллиарда. На данный момент затраты на достройку оцениваются властями Ленобласти в 800 млн. Ущерб по уголовному делу оценен в 300 млн. 

Инвестор Technomar & Adrem и его эстонская «дочка» TASMO до сегодняшнего момента из проекта не уходили, что подтверждали и областные власти. «Игорь Израэлян готов выделить на достройку комплекса порядка 800 миллионов рублей из собственных средств. Чтобы помочь ему избежать 300-миллионного убытка и получить выгоду от реализации проекта, мы изменим для инвестора категории некоторых его земель с ИЖС в земли, предназначенные под среднеэтажное строительство. В договорах покупателей квартир в этом ЖК изменятся только две вещи — название компании-застройщика и сроки завершения строительства, ничего больше. Строительство последнего из домов должно быть завершено в 2019 году», – пообещал порталу 47news зампред правительства Ленобласти по строительству Михаил Москвин.

По словам Петра Верницкого и нескольких дольщиков, опрошенных «Фонтанкой», этим летом работы на объектах «Ванино» возобновились. Из оставшихся 12-ти шесть домов обещали ввести до конца 2018 года, еще шесть — до конца 2019. Неизвестно, правда, как новый застройщик получит земли: они до сих пор под арестом и в собственности «Тареала». В отношении «Тареала» 21 сентября арбитраж ввел процедуру внешнего наблюдения.

«Дайте нам пояснения»

По словам адвоката Игоря Израэляна Андрея Комиссарова, Игорь Израэлян от следствия никогда не скрывался и не собирается скрываться. 

– Мы его представители, мы не скрываемся, участвуем в переговорах с правительством. И сам Израэлян несколько раз приезжал. Если у следователя есть вопросы к господину Израэляну, то, как минимум, он должен направить ему официальную повестку.

- Ее не было?

– Никаких повесток не было. Но на сайте дольщиков появилась некая ориентировка, с приметами (в разделе «особые приметы» обозначено «носит очки» – прим.ред.). Я задал вопрос следователю, что это такое. Ничего внятного в ответ не получил. Понимаете, адвокат может писать ходатайства, какие-то документы следователю, если лицо участвует в этом деле. А если Израэляна в этом деле нету, то и адвокат каким образом может влиять на следователя? Мой клиент даже не допрошен в качестве свидетеля. 

- Вы спрашивали следствие, почему?

– Я задал вопрос следователю — что это за ситуация? Мне ответили, что они, мол, хотят только разобраться и так далее, у них есть ряд вопросов. Я говорю: если вы хотите разобраться, у вас есть вопросы — давайте задайте их нам, мы вам ответим. Но я до сих пор этого жду, информации нет. Причем вы поймите — Израэлян только инвестор, какого-либо участия в строительстве он не принимал, его задача — финансирование. По идее, это не ему надо вопросы задавать, а Денису Вястрику или «Викинг-Строю», например, который покинул объект, забрав в собой всю документацию. И кстати, технику вывез, которая на деньги Израэляна покупалась. Мы слышали, что по этой фирме тоже возбудили уголовное дело. 

- Какие-то внятные пожелания следствие высказывало?

– «Вы знаете фабулу уголовного дела, напишите свои пояснения» – так нам сказали. Но о чем? Из СМИ я знаю только, что возбуждено дело по неустановленным лицам. Но это из СМИ. Причем они говорят, что им даже достаточно пояснений без подписи. Это беспредел, грубейшее нарушение. Либо человек виновен, либо невиновен, либо имеет статус в деле, либо нет. А тут какое-то подвешенное состояние. 

- Вы сами о чем хотели бы следствие спросить, если бы оно не уходило от ответа?

– Я бы спросил, что им интересно, что конкретно им надо. Я не знаю. Может, им интересно, каким образом Израэлян пришел к мысли создать проект. Или как он занимается бизнесом в Эстонии. Или какие отношения между ним и Денисом Вястриком. Или сколько проект сейчас стоит. Я не знаю, это ли интересует следствие. Да, еще они сказали, что будут проводить экспертизу на стройке. Я им втолковываю: экспертиза уже была, ее провели по поручению правительства Ленобласти перед тем, как процесс возобновился. Но следователь попросил не учить его, что ему делать. 

Я считаю, что следствием намеренно создается шумиха. Чтобы адвокаты стали бегать туда-сюда и спрашивать, и добиваться. У них есть вопросы, так пусть им, значит, адвокаты прибегут все разъяснять. 

- … и договариваться.

– Договариваться Израэлян ни с кем не будет: мы готовы представить все документы, там нет ни единого отклонения от нормы закона.

-  А если ваш клиент все-таки получит статус в деле, и может быть, даже статус подозреваемого — что будет со стройкой? Я гипотетически спрашиваю.

– Ну, я далек от мнения что такое возможно. Но даже если следствие будет считать, что он виновен, стройка не прекратится. Кроме того, следствие же только предполагает, вину определяет суд. Стройка идет, средства выделяются и никуда назад не выводятся.  Если бы Игорь Эдуадович был причастен, какой смысл ему что-то достраивать? Но его политика такова, что да, достраивать, несмотря на то, что кризис, что евро взлетел, спрос упал, дольщики с исками по неустойке и так далее. Проект должен быть закончен. Хотя это и не основной бизнес моего клиента.

- У вас есть версии о наличии каких-то третьих интересов в этом запутанном деле?

- Интерес на самом деле, очень большой, к той земле, на которой проект расположен. Мы не исключаем, что кто-то планирует прибрать ее к рукам. Какие-то дольщики обращаются в правительство, спрашивают, а законно ли подписанное соглашение, постоянно приезжают какие-то комиссии — вот, вы в выходные якобы строите или в вечернее время. Постоянно. Видимо, кому-то нужно остановить стройку любой ценой. 

- Но говорят, что вы, кроме TASMO ARIGRUPI, представляете как раз некоторых дольщиков, по иску которых по иску которых арестовываются участки.

– Это абсолютно голословные утверждения. Мы никогда не представляли интересы дольщиков, только интересы TASMO ARIGRUPI. Покажите мне хоть один документ, хоть одно доказательство. Ни в одном определении этих судов нет наших фамилий.

Рейтинг: 
0
Оценок пока нет

Комментарии

Опрос

Есть ли у вас баня?
Да, есть
29%
Нет, но хочу построить
57%
Нет
14%
Всего голосов: 7

Интересно

Конструкция промышленных напольных покрытий
Зависимость поверхности полового покрытия помещений от нагрузки на них. В основе производства напольных покрытий взят разный строительный материал, поскольку все помещения имеют разные характеристики и подвергаются различного рода нагрузкам. Нагрузка на домашние полы незначительная и такие поверхности не подвержены пагубному воздействию вредных для пола химических веществ. Поэтому, их изготавливают не совсем из прочного материала, но имеющего экологически чистые характеристики. Это может быть древесина или другой строительный материал. Конструк...