В Москве идет реновация феодализма

Московская реновация похоронит малый бизнес. Под угрозу тотального сноса попадают 10 000 нежилых помещений общей стоимостью 300 млрд. рублей, 100 тысяч человек потеряют работу. Такие выводы сделаны в «Ассоциации владельцев недвижимости», сообщил "НИ" ее президент Владимир Капустин.

- Владимир Владимирович, ну почему сразу «Караул!» Ведь реновация все же не ночь длинных ковшей, когда силой бульдозеров хозяев лишали помещений и выбрасывали на улицу. Что-то дадут взамен, можно даже судиться за возмещение ущерба.

- А вы пробовали? Выигранных исков после погрома малого бизнеса – единицы, по пальцам пересчитать. Зато тех, кто разорился и уже не смог подняться, - десятки тысяч. Реновация пополнит этот отряд.

Вот смотрите: с улиц людей выгнали, все кто мог, ушли на первые этажи пятиэтажек, открыли какие-то точки продаж, оказывают услуги – фотография, цветы, химчистка, ремонт одежды – привычные и необходимые людям услуги. Как они продолжат работать после реновации – очень большой вопрос. Всем этим магазинчикам, мастерским и парикмахерским просто некуда переезжать, мобильный фонд не предусматривает переезд собственников и арендаторов нежилых помещений. И даже если бы предусматривал, предприниматели не могут на несколько месяцев переехать в другое помещение в другом районе, там открыть и наладить бизнес, а потом опять вернуться на старое место. Значит, они вынуждены будут ждать, а прекращение работы на шесть-двенадцать месяцев для них фактически означает закрытие бизнеса. К тому же предприниматели будут вынуждены нести расходы по демонтажу и хранению торгового оборудования – стеллажи, прилавки и все остальное у себя в квартире хранить затруднительно.Как им в таких условиях получать кредиты, не совсем понятно, а как отдавать, если кредиты уже имеются, вообще неизвестно. Компенсировать выпадающие доходы им никто не собирается, следовательно, для большинства из них реновация – прямой путь к банкротству.И совсем не факт, что потом, когда они получат какое-то равнозначное помещение, то это их устроит. Для малого бизнеса важны нюансы. Какая, к примеру, будет проходимость на новом месте? Как сохранить лояльность покупателей и клиентов, от которых успех малого бизнеса зависит в очень большой степени? Если новый магазин будет находиться в пятидесяти метрах от старого – это одно дело, а если в двух километрах?

Эти вопросы не обсуждаются в публичном пространстве, с ними не пробьешься к властям. Им, я думаю, вообще нет дела до таких мелочей. Отношение к малому бизнесу и частной собственности мэр Собянин продемонстрировал ковшами, реновация этот разгром только довершает.

У меня как у предпринимателя руки опускаются. Неужели непонятно, что разрушение, в чем бы оно не выражалось, - в сносе хрущевок, в вытеснении бизнеса, в изгнании жителей из собственных домов – тупиковый путь для экономики города. Как коренной москвич, просто с горечью признаю, что жить в Москве становится некомфортно. А как иначе, если любой чиновник, залетевший в столичное кресло, перекраивает «под себя» все – от градостроительной политики до уклада жизни на твоей малой родине, самолично решает, какому бизнесу жить, а какому отвернуть голову, и распоряжается деньгами налогоплательщиков в соответствии со своими представлениями о благе подданных.

- Это вы о реновации, которую собираются проводить на бюджетные средства? Многие москвичи, проголосовавшие за снос, наоборот, рады, что за счет бюджета получат новое просторное жилье. Распространенное мнение: «Разве я не заслужила большую кухню?».

- О, таких жалостливых историй сейчас хоть отбавляй! Ради двух бесплатных квадратных метров на будущей кухне некоторые готовы - весь дом снести и лишить соседей собственности. Им бесполезно доказывать, что ничего бесплатного не бывает.

Давайте посмотрим финансовую составляющую проекта. 3,5 триллиона рублей, которые заложены на его осуществление, это деньги налогоплательщиков. Получается, что программу сноса должны будут оплатить все жители столицы, каждый москвич заплатит за «реновацию» 300 тыс. рублей, удержанных с него в виде налогов и сборов. Программа затрагивает 1,5 миллиона москвичей, следовательно, девять жителей города оплатят в складчину переселение десятому. Часть денег придется занимать у банков под 8−10% годовых. Кто -нибудь вам сказал, что если мэрия займет эти 3,5 трлн. рублей, то нынешние горожане, их дети, внуки и ряд следующих поколений будут платить по 30 тысяч рублей в год только за обслуживание этого кредита?

Другая сторона вопроса. Как московский налогоплательщик, я готов платить за эстакады, за метро, за дороги, которыми пользуются все горожане. Готов платить за расселение реально нуждающихся очередников, живущих в коммуналках и общежитиях. Но почему я должен заплатить 300 тысяч рублей в год за причуду чиновников переселить собственников жилья с места на место? Кто хочет? Тот, кто довел свою квартиру до ручки, либо за всю жизнь ничего не предпринял, чтобы расселиться с мамой. Грубо говоря, если за мои деньги «улучшат» квартиру алкоголику – я этого не хочу.

- Вас и не спросят. Не спрашивают же арендаторов и собственников нежилых помещений согласны они на снос или нет, исключили даже из голосования на «Активном Гражданине».

- А хоть бы и спросили, что от этого изменится? "Активный гражданин" – просто мошенничество. Закон еще не принят, а голосование уже идет. Причем по странной формуле «кто не пришел — тот за». Во-вторых, принять участие в опросе могут только жители домов, которые попали в какой-то непонятный список, а остальные налогоплательщики лишены этого права (владельцам нежилых помещений участвовать в опросе фактически невозможно, поскольку их нет в списке зарегистрированных граждан в МФЦ). В- третьих, практика проведения таких опросов показывает, что все результаты опросов на этом портале всегда в интересах чиновников и против интересов инвесторов и бизнеса в целом. Пример тому - опрос «Приятное соседство» в мае-июне 2015 года о переводе помещений из жилого в нежилой фонд. Вот результат: в 2014 году переведено 500 помещений; в 2016-м — только 9. Вы думаете, что люди выступили против аптек и магазинов у себя под боком? Нет. Сменилось руководство в департаменте имущественных отношений города, изменились политика по отношению к малому бизнесу – его стали просто гнобить в пользу сетевиков, а прикрылись «общественным мнением». То же самое будет и с реновацией: объявят те итоги, которые выгодны застройщикам и чиновникам. Очень верно обо всей этой возне выразился предприниматель Дмитрий Потапенко – «Реновация — это отношения барина с холопом: «Мне нравится твоя конура, на ее месте я построю бизнес-центр».

- И с реновацией, и с ее инициаторами уже все давно ясно, нет желания продолжать список прегрешений. Но вот совсем неожиданный поворот в этой заварухе: возросшее сопротивление жителей и явно обозначившее желание самим решать судьбу своего дома. Люди создают ТСЖ и ЖСК, принимают решение модернизировать и реконструировать пятиэтажки. А ведь это идея малого бизнеса и рассчитывать в этом деле можно только на него, крупным застройщикам не интересно клевать крошки. Насколько, по вашему, перспективен проект реконструкции?

- Реконструкция малоэтажного фонда – идея давняя и самая приемлемая для Москвы, если мы не хотим превратить свой город в Шанхай и посадить себе на голову еще 3-4 миллиона человек. Лично я ею загорелся, когда увидел, что сотворил с хрущевкой на Химкинском бульваре архитектор Кротов, а вслед за ним – жильцы дома на Мишина, 32. Хотя бы несколько кварталов преобразить по тому же образу и подобию, люди ходили бы туда как в музей. Но для этого градостроительная политика Москвы должна развернуться на 180 градусов, и если уж не уйти совсем от высотной застройки, то хотя бы ограничить ее в районах пригодных для реконструкции и признать это направление равноправным.

- Оно и признано. В государственной программе «Жилище» пять пунктов, один из них – реконструкция зданий. Москва многое делала в этом направлении – были обследовано техническое состояние пятиэтажек, выбраны первые 400 домов под реконструкцию, прошли конкурсы на лучшее архитектурное и планировочное решение, есть готовый каталог работ – выбирай и модернизируй…

- Вы бы это еще Ресину рассказали – бывшему повелителю московского стройкомплекса и нынешнему инициатору зачистки Москвы от хрущевок. Или его преемнику – Марату Хуснуллину – такому же приверженцу высотной и уплотнительной застройки. Они собственно, реконструкцию и замылили и не давали этому делу хода. Так бы все на нет и сошло… Ужас тотального сноса заставил людей вспомнить, что была такая тема – модернизация устаревших домов.

Она никуда не делась: все, кому это было интересно, потихоньку над ней работали. Когда появился спрос на реконструкцию – не от властей, от собствеников, не желающих расставаться со своими домами, - у нас уже была команда – архитекторы, инвесторы, небольшие строительные кампании, и нам было что предложить. Несколько десятков ТСЖ и ЖСК, созданные самими жителями, пошли на сотрудничество.

- Сторонники сноса говорят, что вы их просто купили. В договорах какие-то совершенно немыслимые льготы: бесплатное расширение квартир на 20 квадратных метров, лифт, мусоропровод – задаром, вторую квартиру на пристраиваемых этажах можно приобрести по себестоимости строительства – 86 000 рублей за квадратный метр. Это что за благотворительность? У реноваторов такой возможности нет, на бюджетные деньги жертвам сноса обещают только дверные ручки и хромированный смеситель.

- На ремонт и на эту мелочевку жильцы получат от 800 000 до полутора миллионов рублей в зависимости от метража квартиры, по 40 000 в месяц на съем квартиры во время реконструкции. Вы пишите, пишите – пусть наши противники лопнут от зависти.

А если серьезно, реконструкция – проект социальный, если кто-то еще помнит это понятие из прошлой жизни. Социальный, в моем понимании, равноправный, в интересах обеих сторон. Собственники жилья отнюдь не бедные родственники, у них есть общее имущество, земля, которая стоит десятки миллионов рублей. В случае сноса ее просто отнимут в обмен на «большую кухню». При реконструкции придомовая территория – инвестиция в свой дом и свою квартиру. За счет того, что землю не надо выкупать, строительство удешевляется наполовину. Часть квартир в надстроенных этажах, проданная по коммерческим ценам, окупит не только затраты на реконструкцию, но и позволит осуществить те самые - «благотворительные» -выплаты на ремонт и связанные с ним временные неудобства.

Чем мне, как предпринимателю, интересен этот проект? Я сохраняю и развиваю свой бизнес, а не сижу на жердочке, которую в любой момент обломают чиновники. А по большому счету, задача гораздо масштабнее - сохранить Москву, защитить городскую среду от нашествия высотных монстров и по большому счету - от реновации феодализма.

- Вот бы на этой оптимистической ноте и закончить, но так и лезут предательские сомнения: ведь не дадут же! У всех проблемы с межеванием, все жалуются на препятствия с оформлением земли в собственность, не могут получить разрешительные документы на реконструкцию…

- Никто и не обещал, что будет легко. Пути два: либо до конца бороться за себя и свой дом, либо сидеть на новой кухне и в сторону барина даже не чирикать.

Рейтинг: 
0
Оценок пока нет

Комментарии

Опрос

Есть ли у вас баня?
Да, есть
29%
Нет, но хочу построить
57%
Нет
14%
Всего голосов: 7

Интересно

Печи и камины
Столетиями печь была единственным обогревателем в жилище. Но выполняла она и другие функции. Особенно уникальна в этом плане русская печь - она занимала до трети комнаты и была не только обогревательным прибором. На печке ночевали, в ней готовили питание и даже мылись. Конечно, сейчас русская печь в доме – исключение, а не норма, но меньшие по размеру печи все еще строят. Для того, чтобы она обогревала несколько комнат, ее могут устраивать в стенке или углу комнаты. Но печь сейчас не функциональна, а потому в загородных домиках большей известно...